01:32 

Хогвартс. Русские возвращаются.

Карфаген
Я белая и пушистая! А когти так... для красоты.
Вот и новую глву начинаем. Я же обещала. Предупреждаю - пополнять буду по немногу. Я не Пушкин.

Глава 22. Таверна "У забытых дорог"

Практически весь день Рыська проспала сном младенца. А собственно говоря – что ей оставалось делать? К спящему, с дурацкими вопросами не пристают. Проснулась она только когда солнце перевалило далеко за полдень. Собираясь спать, она постаралась устроиться со всем возможным комфортом - сволокла в одну кучу все ободранные гобелены и свернулась клубочком в этом «гнездышке». Правда, когда она наконец выползла из своей постели, то выглядела как пугало. Причем, как выкинутое на помойку пугало. Так что реакция Софийки ее ни капельки не удивила. Хотя, немного обидела: вовсе не обязательно было так громко орать и швыряться чернильницей. Или деточка потому перетрусила, что без спросу копалась в хозяйской библиотеке? Как бы то ни было, а выскочила из комнаты Рыська как ошпаренная и в сопровождении витиеватых проклятий и поспешила укрыться под крылышком у Фимы.

Но тут тоже без приключений не обошлось. Милый и надежный Фимочка как клещ вцепился в неё и принялся вытряхивать информацию о ночных посиделках. Да ещё и Зайку и остальными подключил к увлекательному процессу. Рыська отругивалась как могла, отмахивалась поварешкой, обещала всю еду в болото вывалить, но все равно опасалась, что до заката не доживет. Но тут из замка выскочила Софийка и слегка заикаясь объявила, что Страд уже не спит и хотел бы видеть их всех. Народ переглянулся, потоптался и решил, что надо идти, раз позвали.
- А разве вампиры могут того, - Джинни испуганно поёжилась, - ну, днем, до захода солнца…
- Этот, может. Если на его территории, если есть портрет, в который он может «подселиться» или ещё что подобное. Он не Обращённый, он Добровольный.
- Добровольный? – Удивилась Вили.
- Ага, добровольный до слез. Его никто не кусал, он продал душу за желание. Теперь и мается: вампиризм к желанию прилагался как нагрузка, а вышло так, что желаемого нет, а клыки есть. И толку теперь ему с того, что фиг убьешь. Вот дети – никогда не копайтесь в дурацких книжках с отвратительными мордами на обложке, подозрительно бурыми чернилами и сладкими обещаниями! А то кончите жизнь и быстро к нежизни перейдете! Да ещё и надуют при этом как дите малое.
- А что он?...
- Грегори, давай как-нибудь в другой раз обсудим? А то сейчас хозяин услышит как мы тут ему косточки перемываем и кааак…
- Не рассказывай! - взмолился Грегори, - Не желаю знать, что этот тип может со мной сотворить! – И, не дожидаясь продолжения столь щекотливой темы, первым рванул в замок.
По мере приближения к библиотеке шаги у ребят становились все короче и медленнее. Торопиться на свидание к столь импозантному хозяину как-то желания не возникало. Причем у всех разом. А перед самой дверью в библиотеку это желание так и совсем пропало. Ребята столпились на пороге и не сговариваясь выпихнули Рысю вперед. Та набрала воздуха побольше в грудь, как перед погружением под воду и потянулась к ручке.
- Слушай, - Фима в последний момент схватил ее за плечо, - Так о чем вы с ним беседовали ночью?
- У меня такое подозрение, что он нам сейчас сам все расскажет. Пошли, узнаем?
Страд и так добродушием никогда не отличался, а тут ещё и выспаться толком не дали, тапками обкидали, половину библиотеки вверх тормашками перевернули… Видимо от всех этих переживаний он и вскочил в такую рань и теперь с нетерпением ожидал ребят, что бы выкинуть их поскорее из замка и из мира за одно. Прорычав что-то вместо приветствия сквозь зубы, он велел парням передвинуть стол к стене и свернуть ковер на полу. А потом принялся читать заклинания. По библиотеке поползли тени, в углах словно тьма стала гуще, а перед камином наоборот, начала проступать светящаяся пентаграмма. Она постепенно набирала силу, медленно пульсируя в сумраке комнаты, а потом ослепительно вспыхнула и пропала. На ее месте проступила белесая воронка портала.
- Ну, - Страд повернулся к ребятам, - я свою часть обещания выполнил. Проваливайте.
Ребята испуганной стайкой потянулись к порталу, а Рыся шагнула к вампиру.
- Значит, ты им ничего не сказала? Тогда я сам. Вот что, дорогие мои: отныне этот мир для вас закрыт. По крайней мере, пока здесь находится эта особа.
- Это он про что? – резко затормозил уже собравшийся шагнуть в портал Фима.
- Я – плата за обслуживание. Тут теперь жить буду.
Услышанное ошарашило всех. Особенно некоторую личность.
- Что?! – взвизгнула Софийка, - Это значит, что ты тут останешься, а меня к черту на куличики? Несогласная я!
- Софийка ты не понимаешь…
- Всё я понимаю!! Тебе просто книги захотелось себе захапать! Небось уже присмотрела себе нужные тома и теперь хочешь самой сильной ведьмой стать, да? Сама проваливай - я останусь! Я о таком учителе и мечтать не смела – сам Страд! А она – проваливай! Сама давай катись отсюда!
Рыся повернулась к не менее ошарашенному вампиру и заботливо поправила ему на груди плащ.
- Ты что-то говорил про замену? Ну, так учти: испортишь девочку, вернусь - убью. Ни на какие наши добрые отношения не посмотрю. Так что пока у нее своих мозгов нет, чтоб свои хоть на время одалживал. Короче: прощайте, пишите письма, а деньги будут – высылайте.
Выплеснув на вампира всю эту информацию, девушка быстренько вытолкнула ребят в портал и сама шагнула следом. Немного пришедший в себя Страд бросился было следом, но расторопная Софийка мертвой хваткой вцепилась ему в плащ и теперь радостно вопила: «Теперь ты мой! Учи давай!» Страд вырывался как мог, но на большее чем подзатыльник не отважился. Ну, по крайней мере скучать им точно не придется.

URL
Комментарии
2005-11-25 в 21:59 

Ну почему я так и думала, что выпутаются ои из этой ситуации как-то не стандартно? Никак не могло так оказаться, чтобы Рыська так просто осталась)))

   

Кошачья корзинка

главная