Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:55 

lock Доступ к записи ограничен

Я белая и пушистая! А когти так... для красоты.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:52 

Для Чакры! А это - второй.

Я белая и пушистая! А когти так... для красоты.
читать дальше
- Ммм… Фиииимаааа… - девушка едва не извивалась под сильными руками осторожно скользящими по её обнаженной спине.
- Лежи и не вякай. И учти, ещё раз шевельнешься без разрешения – вырублю.
- Мрр… Да, ладно тебе. Знаешь, а я знаю почему ты не в Белые, а в Черные подался.
- И почему же?
- А с такими руками ты и мертвого поднимешь!
- Тебе не надоела эта бородатая хохма? Каждый раз как я тебя собираю после очередной передряги ты ее выдаешь.
- Но ведь это же прррравдаа… мррр…
- Вот скажи мне, как можно была так уделать свою спину, а?
- Обыкновенно. Будешь ещё приставать с глупыми вопросами – покажу как именно. Ты мне лучше скажи как вы тут оказались всей компанией?
- Обыкновенно, - хмыкнул парень продолжая свою благую деятельность, - Но вот показать КАК не смогу.
Девушка попыталась захихикать, но после подзатыльника быстро угомонилась и даже «обиженно» захныкала.
- Молчи горе моё. За тот спектакль, что ты устроила на площади тебя убить мало! Не, ты и правда думала, что ТАКОЕ покатит?
- Нет конечно. Я, как человек не испорченный Голливудом, на хеппи энд и не рассчитывала. Надеялась только, что пока меня гоняют, Гойл хоть кого-то вытащить успеет, а там… А там как получится. А теперь ты рассказывай: что тут было, пока меня не было? И как там на костре столько народу оказалось?
- Да что ты – наших не знаешь?! Меня с Пуговицей вместе вышвырнуло, так что обошлось – я же опытный бродяга. Мы с ней быстро Ворота нашли и как раз к этому блондинчику с рыжей вывалились. Поумилялись секунды две как они в обнимку спят и поволокли к проходу.
- В каком это смысле?! – Рыська попыталась посмотреть на Фиму, но снова получила подзатыльник.
- В прямом! Ты хоть знаешь, где мы их нарыли? В Благословенной Тишине! Причем нарыли в прямом смысле! Там как раз период метелей прошёл и наших ребяток попросту завалило. Не знаю кому молиться, что у них хватило соображения прижаться друг к дружке и хоть так согреваться. Хорошо, что Пуговица умудрилась к ним в сугроб провалиться, а то бы фиг нашли. Ну, а потом мы сюда выскочили и как раз к раздаче подарков: ведьму тут ловили. Ну, да ты её видела и знаешь, какие у нас девочки справедливые. Мы с Драко даже слова сказать не успели, как они со священниками сцепились. Ну, а последствия ты видела. Мы сами просто добежать до этих ненормальных не успели, так что остались как два дурака на воле. Три дня по округе ныкались, головы ломали как наших девок спасать. Ну, естественно, ничего умного толком не придумали. Кто бы мог подумать: я и буду жалеть, что не в состоянии магией пользоваться. А тут ещё в самый «подходящий» момент у Драко джентльменство в голову ударило… Не, я всё понимаю, но с голыми руками лезть бить морду всем охранникам, священнику и здешнему палачу в особенности!... Это даже не безумие. Это хуже. Естественно, парня скрутили так быстро, что никто и вякнуть не успел. Я уже думал, что стоит присоединиться к компании, всё одно помирать придется именно в этом чудесном месте, так какая разница- сейчас или лет сорок спустя? Но тут появилась ТЫ. Знаешь, не будь всё так грустно, я бы загнулся от хохота. Так тобой увлекся, что и не заметил как с тыла зашел ещё один персонаж с напарником.
- Слушай, это и правда Зайка? Или у меня глюки начались?
- Истессенно Зайка был. Он был, есть и очень хочет есть! А нееету, - в комнату ввалился грязный и оборванный Захар. Не размениваясь на приветствия и извинения, парень принялся шуровать по всем подвернувшимся полочкам и ящичкам, - Кушать, кушать, Зая кууушать хооочет. Да есть в этом доме хоть что-то кроме пауков в собственной паутине?!
- Захарчик, а ты-то откуда тут нарисовался?
- А я, между прочим, тут живу! Уже полгода почти как перебросило. Вторую бусинку я быстро нашёл, и тут как раз все мои мытарства и начались. Первый звоночек был как только мы к Воротам потопали. Только более менее направление определил, как Ворота… пропали. Не, ты про такое хоть раз слышала? Потом заблудились и неделю бродили по окрестносям, пугая местных жителей, поскольку к жилью выбирались мы исключительно за полночь, а потом всю ночь прятались от возмущенных аборигенов. И не спрашивай меня, что мы в этом проклятом лесу ели! Такие рецепты расскажу – месяц на жрачку смотреть не сможешь. Хм… Пойти к ребяткам вслух повспоминать? А то они тоже голодные. Так о чем это я? А ну да, местные жители и жуткие легенды. Как понимаешь, вполне закономерный итог всех наших похождений - нарвались на засаду местных иезуитов или вроде того. Правда, это мы их под конец ловили, а не они нас, поскольку вопли: «Еда, еда, есть давайте!», были восприняты ими несколько прямолинейно. Правда, нам удалось довольно быстро их поймать и сдаться в плен. Нас даже покормили! Но тут мой новообретённый антиталисман начал работать не только против меня, а против всех окружающих. Не поверишь, нас раз пять пытались казнить как колдунов, да только одного добились: городскую площадь вместе с ратушей каждый раз восстанавливать приходилось. А после того как в подземной тюрьме потолок просел, а башню затопило, нас решили выгнать куда подальше и взяли честное слово, что мой приятель больше НИКОГДА НИЧЕГО не будет своими кривыми ручками трогать. А с нами пообещали обращаться как с местными юродивыми: пока не нарываемся, нас не трогают, а даже наоборот уважают. Но только я как увидел, что вы тут устроили, понял, что в стороне остаться не получится.
- Ну и?... – Рыська, как пропустившая самое интересное жаждала подробностей.
- Ну и порвал я смирительную рубашку на этом горе-напарнике и выпустил человека на волю. Честно говоря я даже не ожидал, что одна кобыла с телегой может протаранить ратушу! С последнего погрома месяца три как прошло, но народ прекрасно помнил, что делать надо, так что обошлось малыми жертвами.
- Жертвами? – охнула Рыська.
- Ага. Священника толпа помяла, пока по нему бегала, а на палача один из столбов упал. Убить не убило, но и тот и другой малёк не в себе.
- А кобылка - это случайно не такая маленькая, мохнатенькая?
- Она, родимая. Эта чумовая лошадь носилась как оглашенная, пока не налетела на Невилла и не притормозила.
- Ну, конечно! Кто ещё способен стать антиталисманом!
- Не перебивай. Короче, пока все бегали, твой напарник отвязал всех пленников, Фима сгреб твоё бесчувственное тело, я отодрал Невилла от кобылы и мы успели забраться в телегу прежде, чем кобыла решила продолжить спринтерский забег. Про то, какое это удовольствие скакать в телеге, запряженной ненормальной лошадью по бездорожью я умолчу. Твоё счастье, что ты всю дорогу провалялась без сознания. Уж чем ей приглянулся этот заброшенный замок понятия не имею, но притащила она нас именно сюда. Вывалила на вираже из телеги, махнула хвостом и утопала себе.
- А дедок-то нам с Гойлом не простой повстречался.
- Какой дедок? – полюбобопытствовал Фима.
Теперь настало время Рыське делиться приключениями.
Правда, рассказывать долго и обстоятельно не получилось. Поскольку под дверью начали кого-то активно бить. И судя по воплям, дубасили Гойла. Парни тут же сорвались выяснять причину, а Рыське велели не дергаться. Дескать, покалеченная - так лежи и не шебуршись. Но она уже поняла, что все страшное позади и как только Зайка с Фимой отвернулись, поспешила подняться, одернуть рубашку и поковыляла следом. Били и впрямь Гойла. Бедолага напоминал поднятого из спячки медведя, облепленного со всех сторон лайками. Причем, самое активное участие в «охоте» принимала местная девушка, Софийка. Она мертвой хваткой повисла на парне, пока дико визжащая Джинни выдирала из его рук какой-то мешок. Тот время от времени вырырался из их ручонок, но тут же попадал в лапки к Драко, Вили и Невиллу. Хотя те больше метались вокруг, создавая мешанину, чем делали что-то определённое, куча-мала все равно получалась изрядная.
- Ну, - громко поинтересовался Захар, - И что за игру вы тут затеяли? Догони меня кирпич, обгони полено? Или кто сильнее двинет Гойлу?
Застуканные за таким «веселым» занятием, ребята разом присмирели. Даже Гойл прекратил вырывать свой мешок и повисшая на нем Джинни попросту выдернула его из рук и брёвнышком рухнула на пол.
- Он вор! – Выпалила наконец Софийка, - У него полный мешок еды, а эта жаба даже никому ни слова не сказал! Небось сам схарчить хотел!
Не размениваясь на дальнейшие вопли, Софийка попросту засветила парню кулаком в глаз.
- Дура! – Грегори размахнулся, что бы дать сдачи, но Вили и Драко повисли на нем.
- Кто дура?! Я – дура? Сейчас ты узнаешь какая я дура!
- Чего тут узнавать? И так видно! – пыхтел Грегори, пытаясь распихать парня и девушку в надежде добраться до Софийки.
Та в ответ завизжала и полезла драть морду лица, но теперь Драко и Вили не сговариваясь принялись отпихивать её ногами, продолжая «страстно» сжимать в объятьях беснующегося парня. Невилл по мере сил и возможностей тащил ведьму за юбку, пока не выдрал целый клок на интересном месте. Тут девушка мгновенно развернулась и с не меньшим рвением принялась колотить нового обидчика.
- Вам не надоело? Джинни, выползай оттуда и давай сюда мешок. А вы - прекратить детский сад и помолчать хоть несколько минут.
Командовать Рыся умела – мгновенно попритихли, только Софийка успела напоследок отвесить пинок Невиллу и садануть локтем под ребра Грегори. Вили с Драко мгновенно отпустили несчастного Гойла и вцепились в ведьму. Рыська только головой покачала: сама такая ненормальная по молодости была, а тут ещё весь день на нервах и голодные все как Бобики. Но если они с ребятами ничего путного не придумают – перегрызутся они тут все.
В мешке и правда, оказалась еда – шмат сала, пара луковиц и половинка хлеба. На компанию мало, а одному как раз будет.
- Грегори, почему ты с разу не сказал, что у тебя есть еда? – поинтересовалась Рыся, продолжая изучать содержимое мешка.
- А чего говорить? – хлюпнул разбитым носом парень, - Это же не еда, а недоразумение. Думал, может ещё чего найдём. А так только издеваться над собой – есть почти нечего, а хочется.
- Откуда?
- Ну… ты когда на площади дурака валяла ко мне тот самый дед подошел и мешок в руки сунул. А потом, как увидел, что мистер Крылатофф Невилла выволок и говорит: «Я сейчас вам помогу немного. Надежды мало, да вдруг повезёт? О господине давно уже ничего не слышно, но не из тех он что бы совсем пропадать. Лошадка у меня дорогу знает – не пропадете». И тут же пропал как не было его. А потом Невилл твою лошадь напугал, ворота ратуши уронил, меру плащ факелом для костров подпалил… Ну, ты понимаешь. А тут как раз ещё эта дедова лошадка с телегой на площадь вылетела… Я вместе со всеми прыгнул. Мешок только тут раскрыл, когда все еду искать принялись.
- Вообще здравые размышления, - согласилась Рыся.
- Да врет он! – взвилась Софийка, - Себе берёг!
- Не злись, у меня есть основания ему верить. Парень прав, покажи он вам этот несчастный кусочек – слопали бы в один глоток, а дальше что? Тут только подразниться, а не наесться. Вот если крупы или бобов каких найти.
- Но больше тут ничего нет. Мы же всё обыскали, - высказался Драко.
Рыся огляделась по сторонам – и впрямь местечко пустоватое. Даже пауки какие-то квелые, худые. Но вот что странно, чем больше она присматривалась к этому месту, тем все более знакомым оно ей казалось. Понять бы ещё с какой стати.
- Ребята, а вы в подвале были?
- Были, нет там ничегошеньки.
- А смотрели хорошо?
- Там всего-то три комнаты, нечего даже осматривать.
- Всего три? – удивилась девушка, - В такой громадине? Пойдем-ка
поищем ещё что-нибудь.
И Рыся нетвердой, но уверенной походкой заковыляла к лестнице в подвал. К немалому удивлению ребят она отыскала ещё несколько потайных подвальных помещений, но прошла их не задерживаясь. А под конец, пройдя каким-то узким коридорчиком, неожиданно вывела всех в невысокую, но вместительную башню. И тут радости путешественников не было предела: башня оказалась продовольственным складом. Правда, складом весьма древним, из вяленых окороков, например, получились просто убойные окаменелые дубинки. Но несколько нетронутых горшков с горохом и перловкой найти удалось. Народ с радостью проорали Рысе троекратное «ура» и даже попытались покачать её, но девушка убрела в дальний угол. Там она с недоумением долго смотрела на груду камней, а потом развернулась и не дожидаясь никого поковыляла прочь. Нашли её во дворе с тем же озадаченным видом разглядывающую рухнувшую стену, завалившую целый угол двора. Тут её и нашли Фима с Заей.
Довольный обнаруженными запасами Зая, предложил свои услуги в приготовлении пищи, но Фима с Рысей в один голос заорали:
- Только не твой змеиный супчик!!!
- Это после твоих макарончиков?!
Захар обиделся, надулся и потопал прочь, что-то бубня под нос.
- Супчик? – осторожно поинтересовался Фима.
- Это мы к нему в гости с ребятами как-то завалились, а у него из еды полкастрюльки супа. На четверых явно мало. Этот гений сует кастрюльку под кран и разводит водой. Тут в дверь звонок, ещё двое из наших притопали. Он переливает в кастрюлю побольше и снова разводит. И тут я вижу в окно, как ещё трое наших чешут… Знаешь, я есть эту баланду отказалась.
- А мы как-то из похода притащились голодные, как обычно, а из еды всего одна пачка макарон в наличии. Ну, мы скинулись, сама понимаешь, по копейкам собирали. Как раз грамм на сто – сто пятьдесят сыра. Отправляем это чудо в магазин. А он возвращается с куском дор-блю! Ещё уговаривает: будет как с укропчиком! Сыр растаял, такая дрянь получилась!
- Твоё счастье! Тебя-то не пытались накормить заплесневелым куском пошехонского, уверяя, что ЭТО дор-блю: «Ты только посмотри сколько плесени!».
- Интересно, это чудо и правда считает, что если он может лопать неизвестно что, то и всем это только на пользу?
Так что кашеваром Зае быть не доверили, зато велели натаскать воды. Рыся с девчонками подсуетились и вскоре на заброшенной кухне уже вполне можно было приступать к священнодействию. При вопиющем минимуме продуктов, кулеш получился просто обалденный. Сытые и довольные жизнью ребята с огромным удовольствием завалились бы отдохнуть, но Рыська вновь устроила побудку и погнала всех искать место для ночлега. Точнее, просто объявила, что пора укладываться, прихватила импровизированный факел и просто пошла куда-то по темным коридорам в глубь замка. Прибалдевшие ребята подхватили своё нехитрое барахлишко и направились следом.
Хотя… Местечко было далеко не из приятных – холодные, осклизлые стены и бесконечная винтовая лестница в конце. А потом… потом была комната. Или библиотека. Или кабинет. Любое из сравнений казалось не совсем правильным по отношению к этому месту. Помещение было заполнено книгами. От пола до потолка на каждой стене висели полки, заcтавленные книгами. В старых кожаных переплётах и бесценных золотых окладах, затертые от бесчисленных прикосновений и пролистанные один-два раза, просто старые и откровенно древние. Книги-книги-книги, везде и всюду они наполняли комнату и становились ее неотъемлемой частью. Это было уже не просто помещение это было едва ли не сердце старого замка. Живое, но неподвижное. Каждому из ребят от чего-то показалось, что книги наблюдают за ними. Но если, например, в Хогвартской библиотеке вы постоянно чувствовали как волшебные книги следят за вами с легкой насмешкой и снисходительностью, то тут можно было бы сравнить с мертвым взглядом василиска, отрешенно изучающего вашу спину. Парни инстинктивно сбились в кучку и загнали девушек в середину, словно надеясь уберечь от неведомых неприятностей, и настороженно оглядывались по сторонам.
Рыся осторожно шла вперед, зажигая по пути старые оплывшие свечи. Она точно знала куда идти, вот: низкий массивный стол в центре комнаты, так хорошо отполированный, что язычки пламени от свечей отражались в нем, как в зеркале. На столе, на расстоянии вытянутой руки, стояли чернильница и перья, все искусно заточенные и готовые к работе, лежали несколько листов бумаги. Аккуратность граничащая с педантизмом. Ни пылинки, ни соринки. Впрочем, глупо ожидать, что он позволит чему-либо осквернить своё святилище. И только кресло было небрежно отодвинуто от стола, как если бы хозяин комнаты только что вышел и не потрудился задвинуть его обратно. Подойдя к столу, девушка провела ладонью по поверхности стола, словно обводя рукой раскрытую книгу и усмехнулась.
- Ой, смотрите КАКАЯ…
Вили решила последовать рысиному примеру и вытащив свечу отправилась зажигать свет. Сейчас она в изумлении стояла перед камином, с благоговением изучая огромный портрет молодой женщины необыкновенной красоты. Портрет безусловно был очень старым, но художник, написавший его, несомненно, обладал даром не только схватывать внешнее сходство, но и показать ту животворную светлую силу, которая освещала изнутри прелестное лицо. Вили подняла свечу выше, освещая прекрасное и печальное лицо незнакомки. Остальные тихонько подошли и встали рядом не в силах отвести взгляда от её выразительных, почти живых глаз.
- Какая жалость… - прошептала Вили, нарушая тишину.
- Почему ты так говоришь? – удивилась Рыся.
- Она такая красивая и такая несчастная…
- Откуда ты знаешь? – продолжала настаивать девушка.
- Я не знаю, но смотрю на неё и чувствую, что это так.
- Ладно, хватит с нас искусства на сегодня. Пора и о прозе жизни подумать! – Рыся хлопнула в ладоши окончательно приводя компанию в чувство, - Ребятки, примерно полчасика у нас имеется, так что давайте разбираться и устраиваться. Постарайтесь вести себя как приличные люди, а не варвары и не устраивать тут разгром. Невилл, подойди сюда, встань по стойке смирно и не двигайся. Да, если кому в голову придет гениальная идея на сон грядущий книжку полистать – не советую. Хозяин очень нервный и не любит когда лапают его любимые фолианты.
- Хозяин? – настороженно поинтересовался Серафим.
- Хозяин, - кивнула Рыся, - кстати, он обязательно скоро нас проведает, - тут же заговорщицки поинтересовалась, - Фим, а ты… ничего такого не чуешь?
Фимка насторожился, прислушиваясь к собственным ощущениям, но судя по растерянному виду, так ничего и не почувствовал.
- Ясно. Хотя и не удивительно. С такими ты точно не встречался ещё. Так что давайте просто подождем, - бордо предложила девушка, а после едва слышно прошептала себе под нос, - Надеюсь, в прошлый раз я не настолько сильно его разозлила, как он показывал. Нежить любит переигрывать в эмоциях.
Все на столько умотались за этот день, что едва парни приволокли содранные в зале гобелены, а девушки расстелили их на полу, как все тут же повалились спать, наплевав на все остальное. Впрочем, Серафим и Рыська всё же нашли в себе силы пободровствовать ещё какое-то время. Рыся явно чего-то ещё ждала от сегодняшнего дня, а Фима решил, что компания её не помешает. Девушка завернулась в ткань и тихо сидела у стены, с интересом, но без тревоги прислушиваясь к тишине замка. Он очень хотел порасспросить ее о том, что же такого в этом замке, его хозяине и этой странной комнате. И чей портрет висит на стене. И почему Рыська так заинтересовалась мнением Вили о нем. И вообще вопросов у него много, но когда Рысена в таком настроении то лучше не приставать. Вот он и лежал тихонько на своем честно отобранном у Заи гобелене и внимательно рассматривал причудливые блики от свечек, танцующие на потолке. Ждать пришлось не так уж и долго.
По идее, после такого «веселого» денька всем полагалось бы спать без задних ног, но едва где-то в глубине замка раздались тяжелые шаги, явно приближающиеся к их убежищу, как у всех сон точно рукой сняло. Вся компания дружно проснулась и теперь смотрела на библиотечную дверь со смешанными чувством настороженности, интереса и пофигизма. Не смотря на мрачную обстановку, зловещие шаги и прочие сопутствующие атрибуты, страха не было. Зато появилось жуткое любопытство и теперь неизвестного хозяина ждали едва не с нетерпением. Точно почувствовав это, неизвестный сбился с шага и несколько секунд семенил, будто бы размышляя: а стоит ли идти дальше? Но, очевидно решив, что он в своем праве, а то и здорово разозлившись на непрошеных гостей, неизвестный с удвоенным рвением рванул к двери. Ребята сели на своих местах с интересом ожидая его появления. Шаги становились все решительнее и громче, а под конец уже казалось, что неизвестный просто несется к двери сломя голову. Наконец, дверь распахнулась. У ребят вырвался дружный вопль ужаса и снова наступила тишина. Рыська уже порядком успела подзабыть как выглядит местный господин и поэтому даже на какое-то время потеряла дар речи.
- Профессор, а волосы-то вы зачем отрезали? – очень к месту поинтересовался Невилл, с любопытством разглядывая выросшую в дверях фигуру.
Мужчина попытался испепелить наглеца злобным взглядом и парень поспешил исправиться.
- Да не, вам вообще-то идет… Но с длинными как-то привычнее. А виски вы для интересу белите?
- Невилл, разуй глаза - это не профессор Снегг! Приветствую вас – Страд фон Зарович.
Зрители вздохнули с облегчением и с удвоенным интересом принялись изучать хозяина замка. А ведь и правда похож! Не сказать что как две капли воды, но при хреновом освещении, да вот так с наскока... Рост, сложение, выдающийся нос и темные пронзительные глаза – в Хогвартс притащи, народ крышей двинется от двух Севочек по углам прятаться. Короче говоря, есть на что посмотреть и с кем сравнить. Зато мужчину, похоже, не интересовал никто кроме Рыськи. Стремительно сорвавшись с места он буквально пролетел через всю комнату и едва не сшиб ее с ног, заставив заскочить на стол.
- У меня что, новое развлечение теперь будет: каждые сорок лет на твою нахальную физиономию любоваться?! – Завопил он вместо приветствия, грозно нависнув над столом, - Мало того что сама припераешься незвана-непрошена и друзей-приятелей с каждым разом все больше, так ещё обязательно следом толпа «почитателей» увяжется!
- А почитатели-то тебе чем не угодили? – Рыся даже растерялась от такой яростной атаки, - Наоборот радовался бы, что называется – заказ с доставкой на дом...
- Тем, что ТЫ их дразнишь и исчезаешь, а ОНИ остаются! И остаются «обделённые» твоим вниманием! А в результате страдаем мы – я и мой замок!
Что именно он подразумевал, бросая такое обвинение остальным ребятам было не понятно, зато Рыська все поняла прекрасно. И не только поняла, но ещё и обиделась.
- То-то я смотрю на твои страдания: так разъелся, что пачка в гробу, наверное, уже не помещается! – оскалилась в ответ девушка, - Или ты такой злой от того, что он тебе в попе жмет и на животе топорщится?
От такого вопиющего хамства мужчина просто задохнулся. А окончательно пришедшие в себя гости сдавлено хихикая поползли подальше в тенёк. Не, обида обидой, но на мужика Рыська явно наговаривает. Мужчина подтянутый, можно даже сказать несколько костлявый – вон плащ, на плечах как на вешалке болтается. Хотя вообще-то личико у него ещё то. И глазки какие-то подозрительные. С такой ненавистью даже настоящий Снегг в прошлом году на Рыську не смотрел. Во-во, ты видел? А в глазках-то зрачки красным мерцают и прикус у него подозрительный... Про профессора, конечно, много каких слухов, баек, да сплетен народ распусскал, но вот в то, что он и вправду вампир никто взаправду не верил. Разве что первогодки. Или Невилл. Но он что-то про энергетических вампиров в тот раз бормотал. Зато тутошний «псевдо-Снегг» был явно настоящий. К тому же очень злой и нервный. Нависнув над замершей на столешнице Рыськой он буквально скалился ей в лицо. Того и гляди в горло вцепится, растаскивай их потом.
А эта тоже хороша – нет бы глазками похлопать, слезу пустить и извиниться. В конце концов они и правда притащились без приглашения. Нет, ей на все сейчас косо посмотреть! Она и мнимого вампира – Снегга не очень боялась, регулярно доводя мужика до трясучки, и настоящему сейчас знай в ответ скалилась. А вообще правильно – знай наших! Мы и сами с усами... ну, с клыками то есть. Вампир почуял, что проигрывает и попытался взять реванш, злобно клацнув клыками перед лицом у девушки. Рыся в ответ по-кошачьи припала на руки и коротко взвыла, словно кот отстаивающий свою территорию. Вампир немедленно отстранился.
- Ну чего ты так разоряешься? – неожиданно миролюбиво поинтересовалась девушка, - Вот – к тебе гости пришли. И где твоё хозяйское радушие? Привечай-ка давай.
- Я привечу, я сейчас вас всех привечу, как-то очень нехорошо прошипел мужчина, - Тебя-то я не трону, (не настолько у меня короткая память, что бы забыть твои клыки на собственном горле), а вот кто мне помешает выпить твоих приятелей?
- Кто перечислять долго. А вот что..., - Рыся на секундочку задумалась, - Разодранный живот и вырванное сердце, как по-твоему, достаточная причина?
- А не подавишься?
- Постараюсь. Правда, желудком потом намаюсь - страсть. Но должно же быть и тебе какое-никакое утешение.
Вампир закатил глаза и не то зстонал не то зарычал. А потом резко замахнулся, явно собираясь съездить Рысе по той самой нахальной физиономии, но до конца дело не довел. Его прервали самым вульганым образом: звезданув увесистым башмаком по затылку.
- Да что ж вы за сволочи такие?! Залезли посреди ночи за конспектами, так не орите хоть! Философия - на столе, зелья - в шкафу, история - на подоконнике, мертвые языки сам незнаю где, остальное расстащили. Берите и выметайтесь, гады!
Народ дружно хрюкнул от испуга и повернулся в на голос. Ну кто бы мог подумать, что все это время в комнате находился человек, который продолжал спать не смотря ни на что? Даже сечас Зая не соизволил раскрыть глаза, в слепую нашаривая второй башмак и явно собираясь пустить его в полет. Вампир намек понял и резко повернувшись, направился к двери. Рыську он с собой не приглашал, но та сама решила, что ей нужно прогуляться и быстренько соскочила со стола, благополучно избегнув зайкиного ботинка. У самой двери она обернулась и суровым полушепотом велела: «Спать всем. И чтоб из комнаты ни ногой!» А потом набрав полную грудь воздуха, как перед нырком, исчезла за дверью. Судя по воплям, ее там все же ждали.
Ребята бы с огромным удовольствием еще немного послушали, но дверь была слишком толстой и вместо слов слышались только какие-то невнятные вопли, а потому все стали укладываться спать по новой. В конце концов денёк сегодня ещё тот был и устали они все жутко. Так что очень скоро в библиотеке раздавалось только мерное, хоть и весьма разнообрапзное посапывание. Разве только Фима не мог заснуть, а все дремал в полглаза, как кот над мышиной норкой, прислушиваясь к гуляющему по замку эху. Рыська всегда возвращается, но это ещё не значит, что ее не надо ждать.


15:52 

Я белая и пушистая! А когти так... для красоты.
Первому выпуску ЭКО (Рыся)

Мы умели любить и смеяться,
Мы умели мечтой дорожить,
Легкой тенью в веках затеряться
Или песней полжизни прожить.

Мы… Какое чудесное слово,
Словно свет долгожданный в ночи.
Мы – держали данное слово.
Мы – за честь обнажали мечи.

Бесшабашное, юное братство,
Презирающее пустоту,
Рвалось в битву за правду сражаться,
Песней – людям дарить красоту.

О, Ваганты – бессмертные барды,
Поклонялись мы вам несвятым
И души нашей робкой таланты
С вами ветром дышали одним.

Пусть мечи мы меняли на лютни
И перо часто скальпель сменял,
Кони скоком несли через будни,
А во сне руки брали штурвал.

В этом ярком стремительном беге
Мы мечтали лететь сквозь года.
Ничего, что цель не известна –
Друг пусть рядом, дорога одна!

Мы спешили!.. Мы рвались навстречу
Той судьбе, что ждала нас вдали.
Отчего ж теперь часто под вечер
Я с тоской ухожу в ковыли?

Шепот ветра и трав колыханье
Напоют мне друзей имена
И от слез перехвати дыханье,
Тризна справлена мной не одна.

Мы рвались, мы сражались, мы пели.
Тесен мир был и скучен удел,
Боль чужую всем сердцем жалели,
Счастьем каждый делиться хотел.

В этой яркой чудной круговерти
Мы сжигали себя как в огне.
Не просили отсрочки у смерти,
Жизнь умели ценить в каждом дне.

Как же мало теперь нас осталось! -
Память бережно лица хранит, -
Вам в наследство легенда досталась
Про весёлый ребяческий быт.

Уж не вспомнить, где ложь, а где правда,
Столько нам приписали легенд,
Новички им внимают так жадно,
Свой мечтая прибавить куплет.

Мы прожили безумные жизни,
Став кумирами юных сердец,
Пробудив в них надежду и мысли:
«Ведь сказаньям ещё не конец?!»

И пускай теперь в спину косятся,
Шепчут жадно: «Известно ли вам?…»
Всё равно, я одно только знаю –
Свой огонь зажигаешь ты сам.

Если сюда случайно забредет кто-то, кому знакомы такие слова как Рыська и Полигон, пусть порадуются. Стихи посвящены именно им.

13:49 

Это я, а это страничка моя...

Я белая и пушистая! А когти так... для красоты.
Так, начинаем продвигать в жизнь свой план - сотворить собственный архив.
Посмотрим что из этого выйдет. А пока ограничимся стихами.

Мы уходим, но вам оставляем
Наши песни и голоса.
Мы уходим, с собой забираем
То, что помнят ваши сердца..
Исчезаем, сливаемся с далью,
Машем с берега прошлого вам.
Разве можно назвать расстояньем,
Разделяющий нас океан?!
Разве это преграда – те годы,
Что пройдут между нами теперь?
Мы вернёмся, и прямо с порога
Распахнём нашу старую дверь.
Будут песни и воспоминанья,
Будут долгие ночи без сна,
Фотографии, письма, признанья,
И мечты, и мечты без конца…
Как легко и как просто однажды
Вдруг влететь и сказать: «Я пришла…
Ты же знаешь – всегда возвращаюсь,
Позабыв остальные дела…»
Ткнуться носом в плечо и заплакать,
Словно в детстве, защиты ища.
Будет прошлое слёзами капать,
Навсегда покидая тебя.
Понимая без слов и прощая,
Ты улыбкой прогонишь печаль,
И глазами бездонными скажешь:
«Это в прошлом, не вспоминай…»
Жизнь торопит, летит колесницей,
По брусчатке столетий стуча,
Годы жизни мелькают как спицы,
На косом колесе бытия.
И покуда мы вместе, я знаю,
Не страшны мне любые пути:
Радость встречи и боль расставанья,
В ту же реку опять не войти…

Кошачья корзинка

главная